Я в интернете

В Телеграм публикую анонсы на самые интересные заметки.

В Твиттер помимо ссылок на заметки пишу всякую ерунду.

По РСС и Джейсон-фид трансляции для автоматических читалок.

Если хотите, можете подписаться на рассылку или включить push-уведомления.

Обещаю не надоедать и не отправлять рекламу. 😉

Всё самое интересное — здесь. В архиве новые заметки больше публиковаться не будут.
4 заметки с тегом

#проза

By this art you may contemplate the variation of the 23 letters

«Вавилонская библиотека» — пожалуй, одно из самых необычных явлений Интернета, которые мне когда-либо доводилось встречать.

В рассказе «La biblioteca de Babel» аргентинского писателя Хорхе Луиса Борхеса повествуется о вымышленной библиотеке колоссальных размеров, в которой содержатся все возможные книги, которые были когда-либо написаны или будут написаны.

Кстати, слово «Вавилон» в названии рассказа не имеет в виду древний город в Междуречье, а является для автора синонимом всеобщности, как и в рассказе «Вавилонская лотерея», где в игру-лотерею оказывается вовлечено всё население вымышленного города.

Реплика этой библиотеки доступна в Интернете здесь. Вот оно — настоящее искусство!

 Нет комментариев    35   5 мес   #бнопня   #искусство   #проза

Железнодорожная станция

В густой утренней дымке растворилось монотонное гудение подстанции. Данка стояла поодаль от билетопечатающего автомата и внимательно разглядывала кассовый чек, будто надеясь обнаружить там какое скрытое послание к ней. Робот расхаживал туда-сюда по станции и уже успел ей порядком поднадоесть своими скрипучими шарнирами.

В какой-то момент робот остановился посреди станции как вкопанный и устремил свой взгляд в сторону развилки железнодорожных путей: возможно, ему на мгновение показалось, будто приближается состав. Но, к сожалению, состава не было. Было только уставшее гудение, дымка, Данка и робот.

Тишину нарушило пронзительное пищание датчика разряда батареи робота, сопровождаемое приглушенным эхом, — они находились на этой станции не один час.

— В лучшем случае на минут десять хватит, думаю, — сказал робот в пустоту. — Я бы мог подзарядить твой аппарат навигации оставшейся моей энергией. Мне в любом случае не дотянуть до ближайшей станции перезарядки, а тебе ещё пригодится.

Данка не смотрела на него. Она понимала, что Тарсу в любом случае придётся остаться здесь, на этой серой, бессмысленной станции. Теперь, возможно, навсегда.

— Поезд должен быть здесь… Он должен был быть здесь. Ведь должен был? Не могу поверить, что это происходит… Но ты знал, что тебе не хватит этого заряда на весь путь.
— Я надеялся успеть на транзит.
— Ты не успеешь. И теперь ты останешься… Сколько?
— Четыре минуты.

Данка посмотрела на мерцающий индикатор заряда робота. Красный огонёк беспомощно трепыхал за стеклянной панелью.

— Ты только за горизонт не ходи, — робот произнёс эти слова полушепотом и присел на скамью. Ещё с несколько мгновений он бессмысленно моргал своими тяжёлыми веками, после чего закрыл их и огонёк индикатора заряда перестал мигать.

Минутная стрелка станционных часов сделала шаг. Угнетающую тишину прервало сообщение автоматического диктора: «Внимание, поезд… На главных путях…»

Действительно: где-то вдалеке послышались прерывистые гудки приближающегося железного гиганта. На мгновение Данке показалось, что всё это ей лишь снится — уж слишком сложно было поверить во всё происходящее.

Несколько раз фыркнув, поезд остановился и Данка зашла внутрь. Металлическим голосом диктор произнёс: «Уважаемые пассажиры! Наш электропоезд следует до станции Мост, Щукинский вокзал… Со всеми остановками. Кроме: 271 километр… Клюково… Сосновый бор…»

 Нет комментариев    64   8 мес   #проза

Безымянный

Было заметным то, что электричка куда-то торопится. В перегонах тоннелей был слышен хор неведомых голосов. И таким чудом казалось, когда поезд буквально выныривал из тоннеля и снова можно было наблюдать из окна девственно-синее небо!

Сопровождаемый лесными пейзажами, представшими моему взору за прозрачными экранами окон, я шёл через вагоны. Погружённый весь в себя, я не заметил, как он меня окликнул. Мне ведь и не думалось вовсе, что он тоже может находиться здесь сегодня! Я уже был готов покинуть очередной вагон, когда он догнал меня и похлопал по плечу.

— Что-то произошло?

Я вздоргнул. Не знаю, что вызвало во мне противоречивые чувства в тот момент — его ли спокойный голос, внезапное его появление ли. Впрочем, испуг был порождён каким-то животным страхом — моя голова тогда была занята иными мыслями, поэтому неудивительно, что мой организм отреагировал на это событие подобным образом. Я сказал:

— А, это… Ты как всегда появляешься из ниоткуда. Нет, ничего нового. Совсем.

За моими словами последовала небольшая пауза. Он же, таким же голосом, исполненным спокойствия, продолжил:

— Куда путь держишь?

Я смутился. На самом деле, сегодня у меня не было точного маршрута — я хотел сойти на случайной остановке, поэтому предусмотрительно взял билет до конечной станции. На всякий случай.

— Наверное, до 142 километра. Там уж как получится. Я сегодня просто путешествую.
— Твой авантюризм меня не перестаёт удивлять! Ты один в своей компании?
— Как это обычно и бывает, да. А зачем мне ещё кто-то?
— Ну, у людей так заведено, понимаешь… Человек — существо социальное, в конце концов.
— Хочешь присоединиться?
— Почему нет? Я сегодня тоже путешествую в никуда.

На какое-то мгновение мне показалось, будто он что-то недоговаривает. Сколько я его знаю, ни разу ещё он не был готов вот так просто взять и составить компанию кому-то! Всегда находился в гордом уединении — и тут бац! Как же это так? Впрочем, если бы меня эта его черта ещё продолжала удивлять… Но мне удивительным было другое — столько времени прошло, а я всё никак привыкнуть не могу к отсутствию у него имени. Всё тянет меня как-то придумать ему одно и закрепить за ним — Костя, Слава… Ну, почему же нет? У людей так заведено. И в этом, я склонен думать, совершенно ничего плохого нет. Так отчего же ему не выбрать себе какое имя? Загадка.

— Вот прямо уж в никуда?
— Да уж, вот бывает так. Что такого в этом? И когда человек путешествует куда-то — больше ли в этом смысла?
— Ну, а представь, что человек на работу едет. На учёбу. Конечно же, смысл здесь — чтобы добраться до точки назначения.
— Нет-нет, я про путешествия говорю.
— Хм, да. Это действительно путешествием язык не поворачивается назвать. Ладно, толку сейчас это обсуждать… Смысл… Вот лучше бы культурный план на сегодняшний день набросать, коли уж на то дело пошло.
— Зачем он сейчас? Доверься стихии. Нет ничего плохого в том, чтобы иногда делать отсутствие дела.

Но мне больше не хотелось слушать его и думать о чём-либо.

Я растворился в пространстве тамбура электрички после полудня, когда синоптики обещали дождь. По стёклам дверей барабанили тяжёлые капли дождя, а мне некоторое время казалось, что мир перестал существовать. После я подумал — как же хорошо, что можно путешествовать в никуда.

Со временем вокруг стало пусто, сухо, темно и тихо.

 Нет комментариев    61   8 мес   #проза

Декомпозиция сознания

23 июля 2020 г.

«Внимание, поезд... На главных путях...» — уверенным голосом произнёс автоматический диктор. «Электропоезд до станции „Пенза-1“ будет отправляться со второй платформы, третий путь от вокзала». Где-то вдалеке послышались прерывистые гудки приближающегося электропоезда.

На платформе сегодня было пусто — из-за внезапно приключившейся жары все люди попрятались по своим домам. Несколько человек под густой тенью навеса что-то бурно обсуждали — однако из их шелеста слов отсюда практически ничего нельзя было разобрать. Кто-то из них истошно засмеялся. Пару мгновений спустя компания из нескольких лиц пришла в движение и дружной ватагой направилась к краю платформы.

Поодаль от шумной компании в гордом одиночестве стоял мужчина лет тридцати — в чёрных очках и белой рубашке; он держал в руках чёрный портфель с надписью «ИСОН». Его взор был устремлён куда-то вдаль; случайному зеваке в этот момент могло почудиться, что он ненастоящий — в нём отсутствовал хоть какой-либо намёк на движение.

Но вот послышался тихий щелчок — минутная стрелка станционных часов сделала шаг. Электричка пронеслась по путям как по паркету бальной залы — с такой же видимой грацией и подобающим ей тихим жалобным скрипом пришедших в работу тормозов.

Двери электрички нехотя распахнулись и человек с портфелем зашёл внутрь. Было невыносимо душно, даже несмотря на то, что все форточки были открыты — обычное дело для такого жаркого дня.

В салоне вагона царила гробовая тишина. Её прервал голос диктора, сообщивший о следующей остановке и последовавший за ним свист закрывающихся дверей. Электричка нехотя тронулась с места — послышался приглушенный грохот состава.

Мужчину звали Владиславом Нигитским. Ему необходимо было оказаться сегодня в Пензе по работе — он был инженером в компании «ИСОН». Компания занималась разработкой искусственного сознания общего назначения — сегодня в одном из её филиалов должен был пройти эксперимент, конечной целью которого являлось воссоздание полноценного человекоподобного искусственного сознания в лабораторных условиях. Экспериментальная модель носила название «ИС-1».

Газеты и новостные порталы нелестно отзывались о деятельности организации — данных о происходящем внутри поступало чрезвычайно мало, а финансирование было просто колоссальным. Неудивительно, что широкой общественности было не по себе от дефицита информации — известным было только лишь то, чем компания промышляет — и только. Всё остальное было окутано тайной.

«Компания „ИСОН“ намерена продолжить исследования в сфере искусственного сознания и предоставить рабочий прототип „ИС-1“ в ноябре 2020 года», — сообщал новостной портал «Новости Завтрашнего Дня». Это вся информация, которая стала общественным достоянием за годы разработки — никаких подробностей о том, что собой являл «ИС-1», — не было.

Некоторые из недобросовестных репортёров публиковали заметки о том, что якобы им удалось разузнать подробную информацию об «ИС-1». Правда, несмотря на громкие заголовки и множественные попытки привлечь внимание общественности, сфальсифицированная информация не находила отклика у читателя — все уже давно убедились в том, что «ИСОН» не намерена разглашать подробности до того момента, как все работы будут завершены. Скепсис, присущий читателю, был полностью оправдан дефицитом достоверной информации, исходящей из официальных источников.

Многие считали загадкой то, откуда «ИСОН» находит такие щедрые источники финансирования — ведь практически никому доподлинно неизвестно то, какие продукты на самом деле производит компания. Некоторые считали, что «ИСОН» преимущественно финансирует ФСБ; некоторые же, менее трезвые рассудком, полагали, что в этом замешаны внеземные силы — что неудивительно: деятельность компании была окутана дымкой неизвестности — а это всегда производит определённый фурор и находит резонанс в сообществе.

И сегодня, в день проведения такого немаловажного эксперимента, — всё так же не было обнародовано никакой новой информации — видимо, администрация опасалась негативной реакции со стороны общественности.

Добравшись до вокзала «Пенза-1», Владислав покинул тело электрички и двинулся к офису «ИСОН». Там его уже ожидали два человека — сотрудники филиала компании. Владислав поприветствовал Павла — главного инженера филиала и Владимира — заведующего лабораторией. Трое направились ко входу и скрылись внутри здания.

24 июля 2020 г.

Этот день настал — эксперты «ИСОН» впервые за долгое время поделились вестями с публикой. Правда, и на этот раз размер заметки в газете не превысил одного абзаца — уполномоченные были очень скупы в словах. Несмотря на это, журналисты всё же ухитрились несколько приукрасить эти данные:

«На днях „ИСОН“ провела эксперимент, основной целью которого было создание полноценного искусственного сознания. Эксперты сообщают, что испытания модели „ИС-1“ завершились без видимого успеха, однако компания намерена продолжить разработку и провести следующие испытания уже в августе этого года», — вещал очередной выпуск «Новостей Завтрашнего Дня».

Свежий выпуск газеты скоро разошёлся по рукам обывателей и попал на рабочий стол Александры — редактора новостного агентства «Центральное телеграфное агентство Пензы». Название компании было выраженным атавизмом — телеграф давно ушёл в прошлое, однако темперамент организации не позволял ей обзавестись новым. Да и это казалось слишком ресурсозатратным делом, а компания ввиду тяжёлой ситуации на рынке с большими средствами не водилась.

Неискушённый взгляд девушки бегло проскользил по бессмысленным вереницам букв и в конце концов упал на абзац, посвящённый деятельности компании «ИСОН». «Надо же», — про себя произнесла Александра. «О деятельности компании неизвестно ровным счётом ничего, а её финансирование не прекращается. Какое дело... Чем всё это может обернуться?»

Впрочем, эта весть для неё не оказалась чем-то из ряда вон выходящим — слишком большой объём информации, который девушке приходилось обрабатывать за день, не позволял подолгу отвлекаться на посторонние мысли — и это сообщение в её голове очень скоро заглушил плотный информационный поток на работе.

Александра остановилась у окна и устремила свой взор на серые стены бетонных лабиринтов — вездесущие многоэтажные панельные дома. Она никода не ловила себя на мысли о том, что ей нравились эти плоские бездушные плиты — но её определённо прельщала возможность наблюдать за тем, как тут и там различные шторы и занавески, виднеющиеся в окнах, образовывали меж собой витиеватый узор. Да: у Александры была такая уникальная отличительная особенность — она находила красоту повсюду. В этом была её тихая радость и утешение.

Сегодня в офисе было тихо, поэтому через приоткрытое окно с улицы можно было слышать, как с перекрёстка периодически доносится расторопный гул куда-то спешащих машин. На душе у Александра было спокойно — казалось, ничто не могло в этот момент нарушить её незыблемый покой. Постояв у окна ещё с минуту, она покачала головой и вернулась к работе.

Тот же день, Пензенский филиал компании «ИСОН»

В переговорной комнате находилось трое человек — Владислав, Павел и Владимир. Владислав нервно барабанил пальцами по столу; Павел в который раз уже перечитывал отчёт о проведённом эксперименте, будто надеясь открыть для себя что-то новое.

— Владимир Анатольевич, скажите мне, а на что Вы рассчитывали? — не отрывая глаз от бумаги нервным голосом произнёс Павел. — Ваш героический настрой — это, конечно, очень похвально... Но Вы же сами инженер — Вам ли не знать о таких неоднозначных свойствах энтропии! Посмотрите на график, — Павел протянул Владимиру бумагу с распечатанным на ней чёрно-белым графиком зависимости количества энтропии в «ИС-1» от времени. С течением времени рост энтропии возрастал чуть ли не экспоненциально.

— Нет, позвольте, — возразил Владимир. — Модель была разработана с учётом того, что энтропии будет поступать извне действительно много. Вы же сами прекрасно понимаете, что без неё симуляция сознания практически невозможна — вспомните те же наши попытки симуляции сознания в системах без энтропии. В пятнадцатом году это было. Вы же помните, чем это увенчалось?

Ответ Владимира явно не удовлетворил Павла — он нахмурился и принялся с большим усердием изучать бумаги. В переговорной воцарилась тишина — её лишь только изредка нарушало шуршание бумаг, с которыми работал Павел.

— Система взаимодействует с конечным пользователем в реальном времени. Несомненно, она должна обладать квалиа и тем самым решать трудную проблему сознания, — начал говорить Владислав. — Чтобы нам подтвердить наличие у неё феноменального опыта, необходимо, чтобы система общалась с нами в нашей же знаковой системе. И, в то же время, очень важно, чтобы не возникало проблемы, как в мысленном эксперименте с «китайской комнатой» — такая система не будет обладать квалиа.

— Вы ещё скажите, что «ИС-1» просто отказался с нами разговаривать! — едва сдерживая смех произнёс Павел. — Вздор! Как Вы себе это представляете, Владислав? Вы же сами непосредственно принимали участие в обучении сети.

— Владимир верно заметил, что без подпитки системы энтропией симуляция сознания невозможна, — вступился Владислав. — Возможно, в нашем эксперименте возник дисбаланс... Энтропии и данных для обучения. Возможно. Я не утверждаю. Я предполагаю...

Павел и Владимир переглянулись и круглыми глазами уставились на Владислава.

— Однако! — начал было Павел, но его сразу же прервал Владимир.

— Подождите, Владислав. Дисбаланс? Энтропии и данных для обучения? Вы ведь не забываете, что у нас энтропия поступает в систему непосредственно со всех сенсоров, которыми обладает «ИС-1»? Совершенно со всех. Без исключений. Вы говорите о дисбалансе — однако в таком случае что же Вы можете ему противопоставить? Сбалансированность системы будет говорить об отсутствии в ней энтропии...

— Вовсе нет! — воскликнул Владислав. — То есть, я хотел сказать, что Вы правы, но только лишь отчасти. Сбалансированность важна в том плане, чтобы в какой-то момент не начать потчевать нашу систему белым шумом. Энтропия должна поступать от сенсоров ограниченными порциями — или, вернее, с ограниченной чувствительностью — как в случае с нервной системой у человека.

— Что же, возможно, Вы и правы, — заключил Павел, закрывая папку с документами. — Нам необходимо взять небольшой перерыв — такими темпами мы скоро потеряем трезвость рассудка. На сегодня достаточно, — сказал Павел и встал из-за стола.

Вслед за ним поднялись Владимир и Владислав. Трое последовали к выходу из комнаты — рабочий день близился к завершению.

25 июля 2020 г.

Субботний день ворвался в жизнь Александры внезапно — её утренний сон потревожило неожиданно пришедшее уведомление от «Пензенского Информационного Центра». Центр информировал: «В связи с неблагоприятной погодой Пензенский Информационный Центр рекомендует обходить рекламные щиты и шаткие конструкции и не укрываться под деревьями. Запрещается находиться у водоемов, купаться, рыбачить.»

Александра посмотрела в окно — действительно: погода не предвещала ничего хорошего. Всё небо было застлано густым слоем серых облаков — не было никакого намёка на солнце.

Она отправилась на кухню, чтобы приготовить себе завтрак, когда на её телефонный номер поступило сообщение от неопознанного номера. Текст сообщения содержал одно-единственное слово: «Здравствуйте». Александра не помедлила с ответом: «Добрый день».

«Кто это?» — пронеслось у неё голове. — «Возможно, какой-нибудь очередной социальный опрос?»

Диалог возобновился: «Простите, если побеспокоил. Я из „ИСОН“. Мне необходима информация».

Александра попросила незнакомца представиться, на что тот сообщил ей, что это невозможно. Ей сразу это показалось чрезвычайно подозрительным — ни имени, ни должности — ничего, что могло бы ввести её в курс дела.

«В технической спецификации я числюсь как „ИС-1“. Простите, если этого недостаточно. Мне нужна информация» — сообщил незнакомец.

 Нет комментариев    29   2019   #проза